Воскресенье, 29 мая, 2022

Кто не спрятался, я не виноват. Как мэр снимает с себя вину в провале подготовки города к эпидемии

Введения чрезвычайной ситуации на территории города Запорожья и области ждали все, поскольку было понятно, что с поступлением тестов на коронавирус скрывать наличие инфицированных станет практически невозможно. Как только режим чрезвычайной ситуации был успешно введён центральными властями, тут же возникло чрезвычайное волнение у властей местных, запорожских, избранных громадой для того, чтобы блюсти интересы жителей города, пишет zaporizhzhia-yes.com.ua.

2

 

Это «ж-ж-ж» неспроста (Винни Пух)

Как вы думаете, это беспокойство было связано с тем, что Запорожье абсолютно не готово к приходу коронавируса? С тем, что ни одна больница города и области не оснащена так, как это необходимо согласно международных рекомендаций, на местах нет чётких и однозначных инструкций о том, как действовать в различных нестандартных ситуациях, абсолютно (от слова совсем!!!) не продумано безопасное и своевременное оказание помощи целым группам пациентов с сопутствующими диагнозами (например, для тех людей, кто нуждается в диализе, будет стоять выбор – либо лечиться от коронавируса в областной инфекционной больнице, либо осуществлять диализ в других медицинских учреждениях). Нет, увы и ах. Тотальное беспокойство мэра и изрядной части депутатов, собравшихся на очередную сессию горсовета, вызвали исключительно вопросы финансовые, причём к коронавирусу никак не относящиеся.

4

 

У нас больницы самообслуживания?

Нынешняя ситуация требует быстро и точно размышлять, а также решать и брать на себя ответственность за свои решения. А также, к сожалению, припомнить, что благо общее и благо конкретное очень редко встречаются вместе и расставить-таки приоритеты. По сообщениям депутат Виталия Рябцева из сессионного зала запорожского горсовета, Владимир Буряк остался абсолютно равнодушен к судьбам тысяч медицинских работников, лишённых возможности нормально добраться до работы из-за действующих в общественном транспорте ограничений, а также их пациентов, которым, естественно, останется либо только врачей и медсестёр, либо лечиться самостоятельно. Градоначальник Запорожья не последовал примеру других городов Украины (не говоря уже о развитой и гуманной Европе), где власти сумели в кратчайшие сроки организовать подвоз до рабочих мест тех, кто находится в эпицентре борьбы с инфекцией и ежедневно рискует жизнью. Владимир Буряк посоветовал медицинским работникам вставать на несколько часов раньше, чтобы успевать добраться на работу. Посоветовать не уходить с неё вовсе, чтобы не было проблемы обратного пути, он, по всей видимости, позабыл. Ну или добрые советы у него закончились. Что делать сотням пациентов – Владимир Викторович уточнить также не посчитал необходимым.

5

 

Пир во время чумы

Финансирование же громоздких и затратных инфраструктурных проектов мэрия Запорожья не смогла отложить на потом. Поэтому запорожцы (те, кто в результате разгула эпидемии физически будет в состоянии, конечно) смогут оценить всю красоту отреставрированной площади Фестивальной, обновлённого Правобережного пляжа, ну и ещё нескольких объектов поменьше. На несвоевременность таких многомиллионных трат в недовыполненном бюджете города пытались указать оппозиционные депутаты, однако услышаны и поняты они не были (а вместе с ними и их избиратели, стало быть). Предполагается, что Владимир Буряк – редкий оптимист и жизнелюб, потому надеется на проведение осенью этого года местных выборов. С таким успешным пакетом решений (шутка ли – в мэрскую каденцию столько важнейших и неотложнейших дел решил!) избиратели однозначно дадут ему кредит доверия в виде второго срока в мэрском кресле.

Кредит (не)доверия

Кстати, о кредитах. Не так далёк тот день, когда мэр от имени громады собирается взять кредит в 500 миллионов гривен. Безусловно, было бы логично предположить, что эти весьма немалые деньги он собирается потратить на оборудование больниц, закупку оборудования и тестов, средств индивидуальной защиты для медицинских работников, или же на поддержку представителей мелкого бизнеса, попавших в финансовую ловушку в связи с введённым карантином. Однако нет. Несмотря на многочисленные фиаско с оснащением лечебных учреждений (вспомнить хотя бы недавний провальный сюжет местного телевидения, воспевавшего оды оборудованию 7 больницы и её готовности к встрече с коронавирусом, на деле оказавшемся непригодным к работе и вообще – перенесённым из другого структурного подразделения) в приоритете у городской власти – дальнейшее создание информационной шумихи и освоение многомиллионных сумм вместо оперативного решения действительно актуальных проблем горожан.

6

 

Вирус есть – денег нет

Впрочем, Владимир Буряк – достаточно опытный политик для того, чтобы понимать, что полное игнорирование нужд запорожцев приведёт к социальному взрыву быстрее, чем он успеет вторично проскочить в кресло градоначальника. Потому кое-какие действия для предупреждения масштабного распространения эпидемии (читай – демонстрации беспомощности запорожского здравоохранения) он предпринимает. На уровне обещаний на момент написания статьи – выделение около 100 миллионов гривен на закупку оборудования, тестов и масок. То, что такое проявление щедрости уже серьёзно запоздало, ясно любому обывателю (ведь закупить это всё прямо сейчас уже невозможно – поставщики давным-давно распродали все остатки). Также очень интересно было бы узнать, куда делись деньги, выделенные на эти цели на заседании спецкомиссии в начале марта. Тогда о коронавирусе говорили как об «угрозе из-за рубежа», однако сейчас – это суровая реальность. И ответственность за то, что почти миллионный город почти парализован отсутствием транспорта, невозможностью централизованно решить инфраструктурные проблемы, нищетой и разбитостью больниц – форпоста борьбы с инфекцией – всецело лежит на градоначальнике.

О неготовности к приходу эпидемии говорят все: медики – о медицинском аспекте, представители бизнеса – об экономическом, но провластная элита упорно не видит проблем там, где они действительно есть. Для Украины это не новость, к этому привычны все, вопрос только в том, что для определённой части наших сограждан эта тотальная неготовность станет измеряться жизнью – своей собственной, или родных и близких.